i=218
1075 - 1076 - 1077 - 1078 - 1079 - 1080 - 1081 - 1082 - 1083 - 1084 - 1085 - 1086 - 1087 - 1088 - 1089 - 1090 - 1091 - 1092 - 1093 - 1094 - 1095 - 1096 - 1097 - 1098 - 1099 - 1100 - 1101 - 1102 - 1103 - 1104 - 1105 - 1106 - 1107 - 1108 - 1109 - 1110 - 1111 - 1112 - 1113 - 1114 - 1115 - 1116 - 1117 - 1118 - 1119 - 1120 - 1121 - 1122 - 1123 - 1124 - 1125 - 1126 - 1127 - 1128 - 1129 - 1130 - 1131 - 1132 - 1133 - 1134 - 1135 - 1136 - 1137 - 1138 - 1139 - 1140 - 1141 - 1142 - 1143 - 1144 - 1145 - 1146 - 1147 - 1148 - 1149 - 1150 - 1151 - 1152 - 1153 - 1154 - 1155 - 1156 - 1157 - 1158 - 1159 - 1160 - 1161 - 1162 - 1163 - 1164 - 1165 - 1166 - 1167 - 1168 - 1169 - 1170 - 1171 - 1172 - 1173 - 1174 - 1175 - 1176 - 1177 - 1178 - 1179 - 1180 - 1181 - 1182 - 1183 - 1184 - 1185 - 1186 - 1187 - 1188 - 1189 - 1190 - 1191 - 1192 - 1193 - 1194 - 1195 - 1196 - 1197 - 1198 - 1199 - 1200 - 1201 - 1202 - 1203 - 1204 - 1205 - 1206 - 1207 - 1208 - 1209 - 1210 - 1211 - 1212 - 1213 - 1214 - 1215 - 1216 - 1217 - 1218 - 1219 - 1220 - 1221 - 1222 - 1223 - 1224
Наступило лето! И завтра первые его выходные, а это, я считаю, лучшее общественно–массовое событие, которое могло случиться в год кризиса. И пусть самые богатые люди мира собираются на тайные совещания и обсуждают что–то такое... Как бы это сказать... Что–то важное!


Скоро на зеленых ягодах клубники зарумянятся бока, а потом и вся она вспыхнет красным, и можно будет, дорвавшись до чьей–нибудь грядки, засесть там на часок, чтобы потом, растянувшись на одеяле, под солнышком лопать свою добычу, щедро облитую сметаной и усыпанную сахаром... Ну ладно, без сметаны. Без сахара! Потому что купальник уж очень красивый попался, невозможно было не купить. Теперь нужно держать себя в форме. Без сахара! И точка. Разве только... с облегченными сливками на растительной основе. Самообман. Но летом не хочется копать вглубь. Анализировать. Потому что — ерунда это все!


Лето наступает всегда странно. Но почти всегда одинаково. Его ждешь–ждешь и не замечаешь, что уже живешь, будто бы оно наступило. Майские праздники — причина. Они, как адаптационная камера для всплывающих из зимы нас — подводников. Долго мы бродили по сероватому дну, в гидрокостюмах, с кислородными баллонами за плечами. Темнело рано, и мы светили фонариками в лица друг другу: «Эй, друг! Как дела? Жив?» Тот машет головой, что–то руками показывает, но все это замедленно очень выглядит. И вот отмашка — всплываем. Первая станция — «Первомай!» Там мы снимем панцирь, отдышимся. За шашлычком обсудим планы. Потом еще раз все повторим: нальем–выпьем–вздохнем. Кончилась зима. Всплываем! И вот мы в лете... Что это с нами происходило последние полгода? Ерунда какая–то.


При всей моей любви к зиме. Лыжи там всякие, курорты, Альпы... На радость зимой отводится гораздо меньше времени. Отпраздновал Новый год, покатался на лыжах, но это две недели, а остальные пять с половиной сумрачных месяцев... Лето же все целиком — радость. Отгулял в пятницу — радость. В субботу голова болит, и солнце светит — радость. На работу идти летом — кощунство, а придешь, там все точно так же думают... И оттого, что никому работать не хочется, рождается какая–то общая радость. Летом невозможно контролировать ситуацию. И если зимой сила воли заставляет бледное тело идти, стоять, говорить, то летом включается режим автопилота и все получается как–то само собой. Потом будешь диву даваться, откуда в тебе столько силы и энергии взялось и зачем ты наломал эти дрова, но это же невозможно объяснить. Дело ведь было летом, когда все здравые мысли казались полной ерундой.


Лето — это бесконечные запахи. Я выхожу и дышу. Полной грудью вдыхаю все подряд. Я бы, может, и пропустила мимо своих легких этот запах сигар. Или вот мужчина прошел мимо — очень крепко пахнет... Но это тоже часть лета, равно как и запах свеженькой зелени, клубники–земляники–малины, настоящих летних помидоров, смородины, яблок, упавших с дерева... Запах новой одежды, которая куплена была именно к этому лету... Запах ветра и песка. Запах кожи... Запах словленной на Браславах рыбешки, тут же запах костра, коптилки... Запах дорогих духов, который разнообразными оттенками окутывает все летние террасы минских ресторанов, тут же запах мяты в коктейле «Мохито»... Странные запахи на острове Ибица, где хорошо потанцевать и отоспаться на пляже «Лас Салинас». Запах копченой рыбы и сладких вафель — то и другое продают в Паланге на каждом углу. Еще в Паланге бесконечные дети, собаки, велосипеды. То солнце, то дождь, и все ругают погоду и грозятся больше сюда не ехать, но на следующий год обязательно приезжают и смеются над собой: «Неизвестно, как мы здесь оказались...» И долго гуляют по улице Басанавичюс туда–обратно, туда–обратно, к морю и от него... И если послушать, о чем говорят, — какие–то глупости. Диву даешься, какую несусветную чушь могут нести люди. Летом в голове у всех сплошная ерунда!


Моя подруга приехала из Турции и говорит: «Ну все — скоро осень!» Я возмущена несправедливостью замечания. Но она права. Лето, как деньги, они только кажутся большими, потому что, когда начинаешь их тратить... Ни на что не хватает. Такая вот ерунда.


Тем не менее наступило лето. И я его люблю. Лето заслуживает любви! Оправданной и безосновательной, не всегда взаимной (бывает и грустное лето), любви легкой или тотальной, робкой, напористой, любой... Любовь — удивительное чувство, оно всегда возвращается с избытком в том или ином виде. Любовь к лету возвращается к вам преумноженной в десятки раз. И если на секундочку сконцентрироваться и хорошенько подумать, то истина открывается сама собой — жизнь, наполненная любовью, — это самое главное.


Все остальное — ерунда!



Комментарии: (0)   Рейтинг: