i=353
3053 - 3054 - 3055 - 3056 - 3057 - 3058 - 3059 - 3060 - 3061 - 3062 - 3063 - 3064 - 3065 - 3066 - 3067 - 3068 - 3069 - 3070 - 3071 - 3072 - 3073 - 3074 - 3075 - 3076 - 3077 - 3078 - 3079 - 3080 - 3081 - 3082 - 3083 - 3084 - 3085 - 3086 - 3087 - 3088 - 3089 - 3090 - 3091 - 3092 - 3093 - 3094 - 3095 - 3096 - 3097 - 3098 - 3099 - 3100 - 3101 - 3102 - 3103 - 3104 - 3105 - 3106 - 3107 - 3108 - 3109 - 3110 - 3111 - 3112 - 3113 - 3114 - 3115 - 3116 - 3117 - 3118 - 3119 - 3120 - 3121 - 3122 - 3123 - 3124 - 3125 - 3126 - 3127 - 3128 - 3129 - 3130 - 3131 - 3132 - 3133 - 3134 - 3135 - 3136 - 3137 - 3138 - 3139 - 3140 - 3141 - 3142 - 3143 - 3144 - 3145 - 3146 - 3147 - 3148 - 3149 - 3150 - 3151 - 3152 - 3153 - 3154 - 3155 - 3156 - 3157 - 3158 - 3159 - 3160 - 3161 - 3162 - 3163 - 3164 - 3165 - 3166 - 3167 - 3168 - 3169 - 3170 - 3171 - 3172 - 3173 - 3174 - 3175 - 3176 - 3177 - 3178 - 3179 - 3180 - 3181 - 3182 - 3183 - 3184 - 3185 - 3186 - 3187 - 3188 - 3189 - 3190 - 3191 - 3192 - 3193 - 3194 - 3195 - 3196 - 3197 - 3198 - 3199 - 3200 - 3201 - 3202
Сегодня, в «Ночь оперы», с сольным концертом выступит эффектная солистка Национального театра оперы и балета Оксана Волкова. С эстрады под открытым небом она представит свою программу «Опера–модерн», которая уже шокировала степенных минских опероманов смешением классики и симфорока.


— Я очень люблю музыкальный проект в Мире, — с восхищением рассказывает Оксана. — И каждый год сознательно стремлюсь попасть в число его участников. Например, в прошлом году была запланирована программа из вальсов Штрауса, а меццо–сопрано, к сожалению, не поют Штрауса! Есть всего одна подходящая ария, да и та мужская — тост князя Орловского из «Летучей мыши». Что делать? Как спеть то единственное произведение, с которым я могу попасть в Мир? Вячеслав Волич, музыкальный руководитель концерта, долго сомневался. Нет, говорит мне, не пойдет. Разве что только на лошади... Я кричу: «Да, да, я согласна!» Появилась лошадь — появился образ, я надела мужской костюм и цилиндр. И получила экстремальное удовольствие от своего выступления. Едва я запела, лошадь пошла. Может, испугалась фонтанов?..


— В Мире собирается преимущественно молодежная аудитория, которой по душе формат либо клубов, либо стадионов.


— Моя цель и заключается в том, чтобы показать самый интересный срез современного классического вокала. В моей программе — аранжировки классики в эстрадных стилях симфоджаз, classical crossover.


— Вы стали первой белоруской, победившей на конкурсе им. М.Глинки в Челябинске.


— Ну, значит, остальные конкурсанты оказались не в форме. А если серьезно, то требования жюри к нам были предельно разнообразными. Можно было показать себя с разных сторон. Думаю, меня выделило исполнение белорусской народной песни «Белая бярозанька» в обработке талантливого композитора Эмиля Носко. Мы познакомились с ним еще в консерватории, когда были студентами, а класс Лидии Галушкиной исполнял его романсы. У него большой мелодический дар. И когда мне потребовалась народная песня на конкурс им. М.Глинки, я уже знала, что мне ее «сочинит» Эмиль Носко. Правда, требовалась песня без сопровождения, но мы немножко «схитрили» и добавили в серединку фортепиано. Всем так понравилось, что конкурсанты просили у меня ноты.


— У вас уже достаточно широкая гастрольная география. Что оставило самые яркие впечатления?


— Поездка прошлым летом с нашим театром на Канарские острова, где я участвовала в постановке «Травиаты» с итальянскими солистами. По реакции коллег и зрителей я чувствовала, что они не ожидали от нас такого уровня и были приятно удивлены. Импресарио сделал нам с Анастасией Москвиной неожиданный подарок — включил в финальный гала–концерт, в котором пели только мировые звезды. Как назло, все мои любимые арии исполняли другие люди, и мне ничего не оставалось, как спеть хабанеру Кармен.


— Как вы считаете, талант и голос даются от Бога?


— Не знаю. В школе я совершенно не раскрывалась как певица. И только в последних классах, когда к нам пришла солистка оперы Валентина Садовская, она распознала во мне голос и привела в консерваторию к Лидии Галушкиной. Та послушала меня и подытожила: «Голос твой мне, конечно, не нравится, но я тебя беру, потому что у меня в классе учатся только красивые девочки». Помню, для меня эти слова прозвучали как оскорбление. Лишь спустя время я уловила нужную технологию, голос стал вырисовываться, и уже можно было начинать с ним работать. Это я сейчас понимаю, а тогда считала, что я большой молодец.


— Какие заветы учителя всегда на вооружении?


— Помычать перед выходом на сцену. Серьезно. И не бояться. Я рвалась работать, ездила на все концерты — по библиотекам, заводам, школам. Сокурсники обижались, говорили: «Она везде». Но я была «везде» потому, что сама приходила и предлагала — я умею это, не возьмете ли меня в концерт? Я даже сама напросилась в команду КВН политехнического института. А как иначе? Если сидеть в классе и ждать, что кто–то услышит тебя через форточку, придет и пригласит в «Ла Скала», этого не случится. Все в моей карьере — это либо моя инициатива, либо моего мужа... Он не просто помогает мне, а прямо в спину толкает. Считает, что я должна реализоваться на 100 процентов, а то и на 150. И он прав. За каждым маленьким успехом стоит большая предварительная работа. Он единственный мужчина, который сильнее и умнее меня. В наших спорах всегда побеждает он.


— И никакие женские хитрости не помогают?


— У меня в характере абсолютно отсутствует хитрость. Я пытаюсь ее в себе воспитать, но безуспешно. В итоге все время прошу прощения.


— Оксана, как вам удается так хорошо выглядеть спустя полгода после рождения второго ребенка?


— Нужно не сидеть на диетах. Кормить ребенка и не думать: а как же я там выгляжу? Заниматься любимыми делами. Расшивать свои платья маленькими бусинками, нанизывать их на ниточку — это для меня лучший отдых. Вот и к концерту в Мире сама разошью новое платье. Фешенебельно выглядеть — это тоже моя личная инициатива...



Комментарии: (0)   Рейтинг: