i=407
2017 - 2018 - 2019 - 2020 - 2021 - 2022 - 2023 - 2024 - 2025 - 2026 - 2027 - 2028 - 2029 - 2030 - 2031 - 2032 - 2033 - 2034 - 2035 - 2036 - 2037 - 2038 - 2039 - 2040 - 2041 - 2042 - 2043 - 2044 - 2045 - 2046 - 2047 - 2048 - 2049 - 2050 - 2051 - 2052 - 2053 - 2054 - 2055 - 2056 - 2057 - 2058 - 2059 - 2060 - 2061 - 2062 - 2063 - 2064 - 2065 - 2066 - 2067 - 2068 - 2069 - 2070 - 2071 - 2072 - 2073 - 2074 - 2075 - 2076 - 2077 - 2078 - 2079 - 2080 - 2081 - 2082 - 2083 - 2084 - 2085 - 2086 - 2087 - 2088 - 2089 - 2090 - 2091 - 2092 - 2093 - 2094 - 2095 - 2096 - 2097 - 2098 - 2099 - 2100 - 2101 - 2102 - 2103 - 2104 - 2105 - 2106 - 2107 - 2108 - 2109 - 2110 - 2111 - 2112 - 2113 - 2114 - 2115 - 2116 - 2117 - 2118 - 2119 - 2120 - 2121 - 2122 - 2123 - 2124 - 2125 - 2126 - 2127 - 2128 - 2129 - 2130 - 2131 - 2132 - 2133 - 2134 - 2135 - 2136 - 2137 - 2138 - 2139 - 2140 - 2141 - 2142 - 2143 - 2144 - 2145 - 2146 - 2147 - 2148 - 2149 - 2150 - 2151 - 2152 - 2153 - 2154 - 2155 - 2156 - 2157 - 2158 - 2159 - 2160 - 2161 - 2162 - 2163 - 2164 - 2165 - 2166
The Horrors, Primary Colors («Изначальные цвета») (10 треков)


Мария Любичева, солистка известной московской группы «Барто», рассказала мне о своей поездке на один испанский рок–фестиваль, где она растворилась в атмосфере добродушия и тепла, которую, казалось, излучало все: позитивная музыка, солнце, расслабленные и счастливые зрители. Которые в долю секунды превратились в озверевшую, плохо управляемую толпу, готовую растерзать все на своем пути, когда на сцену вышли The Horrors...


Потом я мельком слышал пару композиций в профиле группы на Myspace.com, и меня поразила первобытная мощь их музыки. На этом фоне Primary Colors (второй номерной альбом группы) звучит существенно мягче. Хотя не подготовленному предыдущим альбомом слушателю вторая работа может показаться также весьма агрессивной.


От первой композиции под названием Mirror’s Image («Отражение в зеркале») поначалу веет зловещим спокойствием, которое длится, впрочем, недолго. На смену ему приходит музыка, которую можно определить как сырая, беспощадная, гаражная — все эти эпитеты будут уместны. Вторая, Three Decades («Три десятилетия»), начинается с душераздирающего слайдера соло–гитары, украшающего песню волнующим воющим фоном, из–за чего она похожа на ускоренный саундтрек к фильму ужасов. Вокалист поет «в традиции», то есть что–то среднее между Иэном Кертисом из Joy Division и Джонни Роттеном из Sex Pistols. Следующая Who Can Say («Кто скажет?») своим нарочитым примитивизмом и чересчур очевидным тяготением к тонике вновь напоминает нетленные «Пистолеты». То же касается и приятно привычных скачков с первой на четвертую ступень в Do you Remember («Помнишь ли ты?»). Любопытной особенностью всех композиций является то, что они начинаются с нарочито «кривого» хода соло–гитары, которая затем поддерживается довольно стандартной линией баса. Следующая New Ice Age («Новый ледовый период») не явилась исключением. Вообще, в процессе прослушивания возникает ощущение, что основной креативный потенциал содержится в пальцах соло–гитариста Джошуа Сэрда и (временами) клавишника Спайдера Уэбба, нанизывающих свои непредсказуемые чудеса на несложные, но стабильные барабаны, бас–гитару и вокал. Следующая Scarlet Fields («Алые поля») благодаря своему более размеренному характеру внушает ложные надежды на что–то более глубокомысленное в плане музыкального развития. Все, однако, в результате выливается в чуть более спокойную композицию, несмотря на скрежещущий драматизм клавиш. Следующая I Only Think of You («Я думаю только о тебе») указывает на то, что передышка затягивается. Впервые в альбоме звучит полноценно медленная композиция с замечательно диссонирующей соло–гитарой, которая крайне изобретательно «заезжает» не на те ноты. Однако эта относительная пастораль прервалась отчетливо блюзовой и довольно предсказуемой I Can’t Control Myself («Я не могу себя контролировать»). В заглавной мрачно–просветленной (другой термин в голову не приходит) Primary Colors («Первоначальные цвета») солист уже довольно откровенно подражает Иэну Кертису, видимо, почувствовав, что если все равно будут сравнивать, то есть смысл четко указать на объект своего обожания. Завершает альбом по–настоящему глубокая в плане музыки — этот образ подсказывает даже название — Sea Within a Sea («Море внутри моря»), где, мне кажется, наиболее полно проявилось самостоятельное музыкальное мышление группы.


Звук зачастую присутствует в творениях The Horrors почти на уровне шума, что создает непередаваемую атмосферу. И понимаешь, что в общем–то благодаря удачному звуковому решению мы можем говорить о The Horrors как о явлении. Если бы клавиши так зловеще не расползались, а гитара не выла так пронзительно, выдавая двухсотпроцентное «гаражное» звучание, нам было бы сложнее мириться с освежающей простотой мелодических линий. Которые, надо признать, сделаны с большим вкусом.


Благодаря чему чувствуешь, что нагнетать ужас очень просто.


На первый взгляд.



Комментарии: (0)   Рейтинг: