i=430
899 - 900 - 901 - 902 - 903 - 904 - 905 - 906 - 907 - 908 - 909 - 910 - 911 - 912 - 913 - 914 - 915 - 916 - 917 - 918 - 919 - 920 - 921 - 922 - 923 - 924 - 925 - 926 - 927 - 928 - 929 - 930 - 931 - 932 - 933 - 934 - 935 - 936 - 937 - 938 - 939 - 940 - 941 - 942 - 943 - 944 - 945 - 946 - 947 - 948 - 949 - 950 - 951 - 952 - 953 - 954 - 955 - 956 - 957 - 958 - 959 - 960 - 961 - 962 - 963 - 964 - 965 - 966 - 967 - 968 - 969 - 970 - 971 - 972 - 973 - 974 - 975 - 976 - 977 - 978 - 979 - 980 - 981 - 982 - 983 - 984 - 985 - 986 - 987 - 988 - 989 - 990 - 991 - 992 - 993 - 994 - 995 - 996 - 997 - 998 - 999 - 1000 - 1001 - 1002 - 1003 - 1004 - 1005 - 1006 - 1007 - 1008 - 1009 - 1010 - 1011 - 1012 - 1013 - 1014 - 1015 - 1016 - 1017 - 1018 - 1019 - 1020 - 1021 - 1022 - 1023 - 1024 - 1025 - 1026 - 1027 - 1028 - 1029 - 1030 - 1031 - 1032 - 1033 - 1034 - 1035 - 1036 - 1037 - 1038 - 1039 - 1040 - 1041 - 1042 - 1043 - 1044 - 1045 - 1046 - 1047 - 1048
У региональных белорусских театров сейчас как никогда накопилось много проблем. Тем не менее кратковременный августовский отпуск, традиционный мертвый сезон, — лучшее время для того, чтобы взвесить все «за» и «против», определить свои слабые и сильные стороны. Но определять их без лидера, без рулевого, каким бы эгоцентричным или неталантливым он ни был, согласитесь, трудно. Потому что театр заканчивается там, где начинаются анархия и обмен «мнениями», превращаясь во что угодно: антрепризу, коммерческий балаган или просто красивое здание без души, где образованные люди, поднявшись на подмостки, в сотый раз будут что–то говорить про львов, орлов, куропаток и другую живность...


Так уж сложилось, что сразу в нескольких белорусских театрах сегодня должность главного режиссера вакантна. И тянется эта ситуация не год и не два, в некоторых случаях — целое десятилетие. Как при этом тот или иной театр умудрялся выживать, создавал премьеры и даже участвовал в международных театральных фестивалях — большая загадка.


«Брожения» в провинциальной театральной среде начались еще и потому, что назначение Николая Пинигина художественным руководителем Купаловского театра многие восприняли как добрый знак, начало столь необходимых перемен в косной театральной среде. «Если были услышаны купаловцы, может, услышат и нас?» — надеются сейчас в провинции. Логика вполне резонная...


Гомельский областной драматический театр — один из белорусских коллективов, работающий без главного режиссера и худрука ровно 10 лет, с тех пор как погиб художественный руководитель Владимир Александрович Короткевич.


Разговоры о том, что лидер театру непременно нужен, идут. Но пока ничего конкретного так и не предпринимается, что, понятное дело, не может не беспокоить людей, отдавших Гомельскому театру значительный кусок своей жизни и наблюдающих за тем, как медленно, но верно он впадает в «спячку». Гомельский режиссер Яков Натапов, известный минскому зрителю по постановке «Тойбеле и ее демон», уверен, скоро время начнет работать против театра и процесс его разложения будет необратим.


— Из нашего коллектива еще можно сделать что–то интересное, — считает Натапов. — Если только не навязывать театру репертуарную рутину... Никто не спорит, что классика важна. Но она не должна быть скучной, унылой! К примеру, я видел классическую пьесу в постановке Петра Фоменко и у нас в театре. Разница огромная, и не в нашу пользу...


Сегодня в Гомельском театре, кроме Натапова, работает и украинский экспериментатор Андрей Бакиров, памятный по постановке «Сон в летнюю ночь» в Купаловском театре. Оба режиссера — со своим почерком, со своей свитой поклонников, почитателей и недоброжелателей. Со своими амбициями и в глубине души наверняка считающие себя достойными пустующего десять лет кресла... Кроме того, есть в гомельском репертуаре и спектакль Виталия Барковского, а также сменившего его в кресле художественного руководителя Коласовского театра Рида Талипова, главного режиссера Русского театра Сергея Ковальчика, Валерия Раевского и Геннадия Давыдько... Палитра велика и разнообразна, но, если присмотреться, каждый из этих режиссеров уже давно либо прикреплен к своему месту, либо обременен иными обязательствами перед другими коллективами, так что вряд ли может претендовать на то, чтобы в ближайшее время возглавить гомельский коллектив.


Иногда от продвинутых аналитиков можно услышать, что театр без художественного руководителя — это чуть ли не театр будущего, где каждый вправе претендовать на внимание и отстаивать свои амбиции. Так, многие московские театры в начале перестройки уволили своих главрежей, репертуар стали определять ведущие артисты...


— В результате это превратилось в один большой бардак, — вспоминает Натапов, в свое время ставивший спектакль в Москве. — Сейчас все вернулись к прежней форме... Поймите, театр невозможен без художественного лидера. Белорусский театр — не менеджерский, это все–таки театр–дом, театр–семья. А в любой семье должен быть отец, которому все подчиняются. Это логично. Если будет только административная рука и вольным образом приглашаемые режиссеры, начнется актерский беспредел. К примеру, взять общение на сцене. Казалось бы, самая простая вещь, но как же этому трудно научить! Молодые актеры только начинают это схватывать, потом к нам приезжает какой–нибудь «варяг», заставляющий их кривляться... Он не требует органики и к единой художественной линии театра безразличен. А потом они выходят на сцену, внутренне «искореженные»... Я не люблю театр дешевых эффектов, когда на каждое слово делается несколько хореографических номеров. Должно происходить потрясение иного рода. Конечно, вряд ли после увиденного спектакля человек начнет жить по–другому, но если за эти полтора-два часа было 5 — 7 минут времени, когда он забывал про себя и свои проблемы, — это уже немало. Но достигнуть этого можно только нюансами психологической игры.


...Разматывая гомельский клубок, можно столкнуться с вопросом взаимоотношения даже не личностей, а различных театральных культур, где все происходит точно так же, как и в животном мире: более сильная культура поглощает слабую. В масштабе этой проблемы такой частный случай, как театральная «безотцовщина» одного из областных театров, кажется мелким и незначительным. Вот только кто объяснит гомельским актерам, на что были потрачены эти десять лет?


Официально


— Вопрос назначения художественного руководителя театра уже долгое время прорабатывается и находится у нас на контроле, — комментирует ситуацию ведущий специалист управления культуры Гомельского областного исполнительного комитета Ирина Пыркова. — Решен он будет либо с начала нового театрального сезона, либо с начала нового, 2010 года. Ситуация осложняется тем, что в театре в данный момент идет ремонт. Мы бы хотели его закончить, а потом заняться кадровыми вопросами. Справедливо считаем наш коллектив одним из лучших в республике. Поэтому нам хотелось бы видеть на посту худрука человека креативного, образованного, владеющего современным театральным языком, настоящую личность. Найти ее не так просто. В любом случае мы будем прислушиваться к мнению коллектива, позиции директора театра.



Комментарии: (0)   Рейтинг: