i=322
2971 - 2972 - 2973 - 2974 - 2975 - 2976 - 2977 - 2978 - 2979 - 2980 - 2981 - 2982 - 2983 - 2984 - 2985 - 2986 - 2987 - 2988 - 2989 - 2990 - 2991 - 2992 - 2993 - 2994 - 2995 - 2996 - 2997 - 2998 - 2999 - 3000 - 3001 - 3002 - 3003 - 3004 - 3005 - 3006 - 3007 - 3008 - 3009 - 3010 - 3011 - 3012 - 3013 - 3014 - 3015 - 3016 - 3017 - 3018 - 3019 - 3020 - 3021 - 3022 - 3023 - 3024 - 3025 - 3026 - 3027 - 3028 - 3029 - 3030 - 3031 - 3032 - 3033 - 3034 - 3035 - 3036 - 3037 - 3038 - 3039 - 3040 - 3041 - 3042 - 3043 - 3044 - 3045 - 3046 - 3047 - 3048 - 3049 - 3050 - 3051 - 3052 - 3053 - 3054 - 3055 - 3056 - 3057 - 3058 - 3059 - 3060 - 3061 - 3062 - 3063 - 3064 - 3065 - 3066 - 3067 - 3068 - 3069 - 3070 - 3071 - 3072 - 3073 - 3074 - 3075 - 3076 - 3077 - 3078 - 3079 - 3080 - 3081 - 3082 - 3083 - 3084 - 3085 - 3086 - 3087 - 3088 - 3089 - 3090 - 3091 - 3092 - 3093 - 3094 - 3095 - 3096 - 3097 - 3098 - 3099 - 3100 - 3101 - 3102 - 3103 - 3104 - 3105 - 3106 - 3107 - 3108 - 3109 - 3110 - 3111 - 3112 - 3113 - 3114 - 3115 - 3116 - 3117 - 3118 - 3119 - 3120
Если бы режиссер обоих «Трансформеров» Майкл Бэй («Плохие парни 1, 2», «Перл–Харбор», «Остров») родился несколько столетий тому назад, он наверняка бы стал придворным пиротехником и устроителем пышных до безобразия, с летающими механизмами и галлонами израсходованной селитры представлений. К сожалению, Бэй родился в 65 году прошлого века — поэтому огненные языки простираются к нам с больших экранов и на протяжении более чем двух часов скрежет металлический терзает зрительские уши.


Простой парень Сэм (Шиа Лабеф), вступивший в первой части в контакт с расой роботов–трансформеров, отправляется в колледж. В гараже у него — спортивный автомобиль, превращающийся в антропоморфное чудовище; на другом конце телефонного провода — девушка с обложки (Меган Фокс). Пока студент обустраивается в общежитии, населенном бородатыми программистами и медиа–маньяками, плохие роботы собираются проникнуть ему в башку, куда каким–то приблудным ветром занесло некие «знания». Исполнив задуманное, куски металла, постоянно играющие механическими мускулами, думают уничтожить планету. Хороших роботов, проникнувшихся идеалами гуманизма, травит очкастый чиновник–бюрократ и защищают честные люди в камуфляже. Тем временем Сэма начинают мучить галлюцинации, он ведет себя так, будто пристрастился к амфетамину, а блондинка из соседней комнаты оказывается роботом, впрочем, как и многие другие блондинки. И вот уже веселая мультирасовая компания направляется в Египет, где вот–вот состоится Армагеддон. Все это дело перемежается взрывами, вспышками, головокружительными, как полет тысячи журавлей, панорамами и огорошивающими шутками про напряженные тестикулы.


Разрядки не будет все 147 минут фильма: ничто не спасет от выматывающего «бах» и «бум». Представьте, что недобросовестный механик оставил вас кататься всю ночь в кабинке «Супер–8». Если все же вооружиться необходимой оптикой, отряхнуть пыль с ботинок и подождать, пока клубы дыма развеются, то, кроме простенького сюжета, полностью заимствованного из комикса, в качестве сухого остатка мы обнаружим не нашедшую вектора отчаянную подростковую сексуальность. «Ботаник» Спилберг (продюсер фильма) продолжает играть в своих механических куколок, вспоминает «Гремлинов», «Инопланетянина» и радуется, как впадающий в детство старик. А вот Бэй рассказывает историю, похожую на детский вариант фильма «Автокатастрофа» Дэвида Кроненберга. В этой любопытной мрачной ленте сексуальное желание персонажей было направлено не прямо, то есть на других представителей homo sapiens, а опосредованно — с участием самолетов, автомобилей разных марок и т.п. Сэм охотно признается в любви к своему гаражному трансформеру, а вот даме сердца он этого сказать не может. Персонаж Меган Фокс, в свою очередь, мы впервые наблюдаем (сногсшибательный вид сзади) разрисовывающей блестящий хром мотоцикла (она работает на СТО). Во время самой эротичной сцены фильма у женщины вырастает металлический хвост, который намеревается проникнуть Сэму в голову. У папаши главного героя семя только что из ушей не хлещет, и даже собаки в их дворе постоянно делают «это». Под стать собакам, людям и пр. — роботы. Достаточно вспомнить одну из финальных сцен: главный трансформер–плохиш, качая между ногами железными сферами размером с Царь–колокол, колупает египетскую пирамиду, обнажая на свет божий мегапушку... Вот так за два часа с лишним можно стать ярым апологетом дядюшки Фрейда.


Забавно, но фильм явно не рассчитан на детей при всей детскости темы. В то же время взрослый человек, всерьез восхищающийся этой лентой, более чем подозрителен. Впрочем, сомневаться в коммерческом успехе вторых «Трансформеров» также не стоит. Фейерверки и канкан — что может быть лучше?



Комментарии: (0)   Рейтинг: