i=255
2057 - 2058 - 2059 - 2060 - 2061 - 2062 - 2063 - 2064 - 2065 - 2066 - 2067 - 2068 - 2069 - 2070 - 2071 - 2072 - 2073 - 2074 - 2075 - 2076 - 2077 - 2078 - 2079 - 2080 - 2081 - 2082 - 2083 - 2084 - 2085 - 2086 - 2087 - 2088 - 2089 - 2090 - 2091 - 2092 - 2093 - 2094 - 2095 - 2096 - 2097 - 2098 - 2099 - 2100 - 2101 - 2102 - 2103 - 2104 - 2105 - 2106 - 2107 - 2108 - 2109 - 2110 - 2111 - 2112 - 2113 - 2114 - 2115 - 2116 - 2117 - 2118 - 2119 - 2120 - 2121 - 2122 - 2123 - 2124 - 2125 - 2126 - 2127 - 2128 - 2129 - 2130 - 2131 - 2132 - 2133 - 2134 - 2135 - 2136 - 2137 - 2138 - 2139 - 2140 - 2141 - 2142 - 2143 - 2144 - 2145 - 2146 - 2147 - 2148 - 2149 - 2150 - 2151 - 2152 - 2153 - 2154 - 2155 - 2156 - 2157 - 2158 - 2159 - 2160 - 2161 - 2162 - 2163 - 2164 - 2165 - 2166 - 2167 - 2168 - 2169 - 2170 - 2171 - 2172 - 2173 - 2174 - 2175 - 2176 - 2177 - 2178 - 2179 - 2180 - 2181 - 2182 - 2183 - 2184 - 2185 - 2186 - 2187 - 2188 - 2189 - 2190 - 2191 - 2192 - 2193 - 2194 - 2195 - 2196 - 2197 - 2198 - 2199 - 2200 - 2201 - 2202 - 2203 - 2204 - 2205 - 2206
На афише Национального академического Большого театра оперы и балета появилось интригующее название, провозглашая поучительную истину в духе Островского: «Чужое богатство никому не служит». Премьера намечена на 7 июля. Однако уже сейчас в театральных кассах остались считанные билеты...


— Подходит к завершению наш пятилетний труд по восстановлению уникального артефакта белорусской музыкальной культуры, — с гордостью рассказывает о грядущем событии заслуженный артист Беларуси Виктор Скоробогатов, возвративший к жизни не один памятник старинной белорусской музыки. — Кто знает, может быть, в следующий раз подобный материал нам посчастливится разыскать лишь через 30 — 40 лет?


— Виктор Иванович, а кто такой Ян Давид Голланд — автор оперы, которую вы представите на суд зрителей 7 июля?


— Придворный капельмейстер Кароля Станислава Радзивилла, знаменитого пане Коханку. Голланд родился в Германии, но в 1782 году был приглашен в Несвиж сочинять музыку для придворных нужд князя и его театра.


— Да, несвижский театр Радзивиллов — явление исключительное...


— Причем не только для Беларуси, но и для Европы! К слову, именно на годы работы Голланда пришлась кульминация его развития, открылся «Комедихауз» на 1.000 мест, собралась мощная труппа. Для обеспечения радзивилловских театров в Несвиже и Слуцке работали два хореографических училища... Словом, интереснейшее было время. Специально к приезду в Несвиж короля Речи Посполитой Станислава Августа Понятовского Голланд сочинил оперу «Агатка». Но только сейчас появилась возможность познакомиться с другими оперными сочинениями этого композитора.


— Как вам удалось найти ноты?


— В краковском архиве сохранилась рукопись вокальных голосов, а также партии скрипки и контрабаса. Их нашла и привезла в Минск музыковед Ольга Дадиомова. Но прежде чем опера превратилась в спектакль, мы много лет посвятили реставрации пьесы и нотного материала.


— Оказывается, реставрировать можно даже... оперу!


— Из трехстрочной записи предстояло сделать законченное произведение для солистов и оркестра. Казалось бы, все просто: комическая опера, типовая интрига. Но возникло множество вопросов, для решения которых понадобилось аккумулировать опыт десятков людей, прочесть сотни страниц литературы, да и просто поломать голову. Например, сразу возник первый вопрос: какой оркестр будем использовать? Венский или северогерманский (откуда Голланд, собственно, и был родом)? Используем клавесин или нет? А был ли клавесин в капелле Радзивиллов?..


Следующий вопрос: подача номеров. Например, главный герой оперы, отец Чужапанак, — комический бас, объект для смеха и хитроумного обмана. Значит, надо построить его арию в соответствии с классической традицией. Дописали ему скороговорки, которые композиторы того времени использовали чрезвычайно обильно. Ария сразу заиграла...


В XVIII веке каждый певец «разукрашивал» свою арию блестящей каденцией. И я предложил: давайте и у нас каждый солист сам сочинит себе каденцию! Это было рискованно, но надо отдать должное нашим артистам — все справились.


Поистине титанический труд по восстановлению оперы проделал и Владимир Байдов, опытный музыкант, худрук ансамбля солистов «Классик–авангард». Ведь чем больше мы работали, тем больше убеждались, что имеем дело не с законченной оперой, а с набросками композитора...


— Каков сюжет оперы?


— Сама пьеса не сохранилась. Сохранился лишь текст арий и дуэтов, а что должно происходить между ариями, неизвестно... Я обратился к профессору Люблинского университета Сергею Ковалеву — популярному драматургу и известному специалисту по культуре Несвижа. Он написал два варианта пьесы, в обоих случаях действие происходило в деревне. Но мы прослушали весь материал и поняли: по галантности стиля можно предположить, что все происходит в Париже, но никак не в деревне! И тут кто–то вспомнил, что в те времена Несвиж называли маленьким Парижем. Перенесли действие в Несвиж — и все встало на свои места. Молодой персонаж Янак из «парабка» превратился в актера, сразу стала понятна и функция танцев — это же репетиции в театре! Стало ясно, откуда появился ритм полонеза в арии Каси, ведь ее мечта — не только выйти замуж за актера, но и самой стать актрисой... Не знаем, угадали ли мы идею Голланда, но, на мой взгляд, либретто получилось стройным и убедительным.


В двух словах сюжет таков: Янак знает о том, что отец его невесты Каси одержим идеей найти старинный клад Радзивиллов, мечтая с богатым приданым выдать дочь замуж за князя. Чтобы не допустить этого, глухой ночью парень увлекает Чужапанка на поиски клада, где актеры несвижского театра, переодетые в костюмы чертей и домовых, устраивают шабаш нечистой силы. Янак, естественно, изображает из себя спасителя Чужапанка и тем самым добивается от него руки и сердца дочери...


— В постановке спектакля участвуют приглашенные специалисты: режиссер ТЮЗа Наталья Башева и художник Русского театра Алла Сорокина...


— Невозможно было создавать этот спектакль в обычном режиме, когда есть готовая партитура и дирижер. Здесь возникла ситуация, когда каждый знает только часть целого. И потому опыт людей, поднаторевших в других театральных жанрах, нам был необходим... Конечно, если кто–то захочет поставить этот спектакль еще раз, ему уже не надо будет проходить этот долгий путь. Но и сделать столько открытий уже не посчастливится.



Комментарии: (0)   Рейтинг: