i=663
"Я трусливый человек в том плане, что воровать мне страшно", - признался известный режиссер, которому 21 октября исполняется 65 лет.

Страх перед Богом

- Никита Сергеевич, говорят, трудности, беды способны сплотить людей. За последние годы мы, казалось бы, чего только ни пережили: техногенные и природные катастрофы, терроризм, финансовый кризис. В этом году настоящим испытанием стали жара, лесные пожары. Почему же объединения общества не происходит?

- Я убежден, что объединение возможно в первую очередь на религиозной платформе. А эта платформа еще в полной мере не создана. Абсолютно согласен с мудрецом Василием Розановым, который говорил: "Человек без веры мне вообще неинтересен". В стране, где не терпят законы, а русский человек их никогда не терпел, баланс может поддерживаться только понятиями греха, стыда, состраданием. Нам говорят про демократию на улице, но ее там нет и быть не может, по крайней мере, в российских условиях. Наша демократия на улице - это хаос. Настоящая демократия царит в церкви, и это притом что там четкая иерархия. Но перед Богом все равны! Бисмарк как-то сказал князю Горчакову: "Я никого не боюсь, кроме Бога!" На что Горчаков ответил ему: "Увы, вы боитесь всех, кроме Бога". Страх перед Богом - это прежде всего внутренний ценз, а не боязнь того, что ты будешь зажарен на сковородке.

- Известный сценарист Юрий Арабов раньше говорил о том, что задача интеллигенции - озвучить для власти проблемы народа. Однако сегодня он считает, что достучаться ни до власти, ни до народа интеллигенция просто не в силах. Вы с ним согласны?

- Нет! Считаю, что тот, кто хочет достучаться, сделает это. А уж каким образом, не важно. Тем более что народ-то как раз хочет, чтобы до него достучались.

- А вам не кажется, что гораздо чаще он хочет, чтобы его развлекали?

- Это ошибочное впечатление, создаваемое центральными телеканалами. То, что нам показывают, - это иллюзия народа, иллюзия его желаний. Это как в старом анекдоте, когда мужик, заработавшийся в морге и уверенный, что кругом одни трупы, выходит на улицу и с удивлением восклицает: "Боже, а живых-то еще сколько!" Так вот, в случае с телевидением - то же самое. Нам показывают дебильные лица, смеющиеся непонятно над чем, и мы думаем, что это и есть народ. А бесконечная чернуха и развлекаловка - его потребности. Но это иллюзия!

Губительная ошибка основных масс-медиа сегодня заключается в том, что они занимаются воспеванием результата. И практически никто не занимается импульсом, процессом. Ведь та же реклама сегодня построена на том, что говорит человеку - оттянись, получи удовольствие, комфорт, скушай шоколадку! А кто зарядит импульсом к тому, чтобы на эту шоколадку заработать, пойти и что-то сделать? Самое страшное - это сидеть и ждать перемен, что и происходит сегодня. Нет-нет, я не говорю о том, что нужно, закатав рукава, приниматься эти перемены творить. Лично я не хочу ничего кардинально нового. Кардинально новое для России всегда означает кровь. Воспитание личностей, имеющих стержень и четкую систему ценностей, создание гражданского общества, которое бы состояло из этих личностей, - это работа целых поколений. В чем была главная ошибка Горбачева или, скажем, Петра I? Они хотели увидеть результаты своей деятельности при своей жизни! Но дело в том, что революция - это нечто иное, чем эволюция. Революция меняет строй, но не меняет сознание.

Я тешу себя надеждой на новое поколение. Пока это дети, которым по 5-6 лет. Они ходят по воскресеньям с бабушками в церковь и слушают литургии. Они уже вращаются в той системе координат, которая не позволит им во взрослой жизни совершить мерзость, по крайней мере, очевидную. В итоге через 20 лет на голосование придут люди, по-другому воспринимающие мир, живущие другими нравственными критериями.

"Смеюсь над собой"

- Скандал вокруг поста председателя Союза кинематографистов, который вы по-прежнему занимаете, наверняка удвоил количество ваших врагов. А за что на самом деле вас так не любят?

- А вы сами подумайте…

- Из зависти?

- Молодец! Конечно! А еще многих страшно раздражает, что я не свой.

- В смысле?

- Понимаете, название моей дебютной картины - "Свой среди чужих, чужой среди своих" - каким-то мистическим образом стало слоганом моей жизни. Вот до какого-то момента, до какой-то границы я могу быть своим. Но когда эти границы, которые я сам для себя определил, переходят - я становлюсь чужим. Многие окружающие этого не понимают. Воспринимают как некоего…

- …блатного выпендрежника, наделенного властью?

- Кто как! Понимаете, мне неинтересно, почему меня не любят. Не в том смысле, что мне наплевать! Просто есть некая категория людей, любовь и симпатия которых для меня были поводом задуматься: а всё ли я делаю правильно? Ну, читаю я о себе гадости в прессе! Отлично! Продолжайте и не смейте писать обо мне хорошо!

- А как вы относитесь к многочисленным анекдотам о вас и пародиям, порой весьма жестким?

- Да никак я на них не реагирую! Я вспоминаю Шарля де Голля, который был убежден, что, если в утренних французских газетах на него нет ни одной карикатуры, значит, предыдущий день лично он как президент Франции прожил зря. Замечательно, что меня пародируют и анекдоты сочиняют! Наибольшей глупостью было бы обижаться, пытаться качать права. Кроме того, есть ведь действительно талантливые и смешные пародии. Я умею смеяться над собой, хотя многие в это не верят.



Комментарии: (0)   Рейтинг: