i=667
Не успев выйти на сцену под бурные аплодисменты минской публики, Стинг запел "If I Ever Lose My Faith In You" (1993). Мягкое камерное звучание оркестра и неповторимого тембра голоса Стинга наполнили стены "Минск-Арены". Сразу стало понятно: это будет не рок-концерт – децибел маловато. Идеально сыгранные музыканты и скрупулезно отстроенный звук создавали ощущение, будто слушаешь не концерт, а сведенную и выхолощенную студийную запись на большой стереосистеме. Отложив свою губную гармошку, Стинг обратился к аудитории с первыми словами, по-русски, почти без акцента: "Спасибо! Добрый вечер!" Не дав огромному залу опомниться, он снова запел. На последних аккордах "Every Little Thing She Does Is Magic" (1977) Стинг снова по-русски поблагодарил зал, после чего перешел на английский, чтобы представить сопровождавшую его труппу.

Третью песню Стинг пел уже вместе с залом, который по первым нотам соло на кларнете узнал "Englishman In New York" (1987). "Be yourself, no matter what they say" - пела минская публика всех возрастов. С этой песни начался парад хитов, иногда прерывающийся менее известными широкой публике песнями. Во время исполнения "Roxanne" (1977) сцена преобразилась, и все оторвали взоры от кумира, чтобы рассмотреть оформление. Видеорядом, сопровождавшим программу на огромных летающих экранах, занималась группа из девяти всемирно известных видеохудожников. Среди них и Мишель Гондри, клипмейкер Radiohead и режиссер фильмов "Вечное сияние чистого разума" и "Перемотка". Бригада техников устроила световое шоу, сравнимое с теми, какие можно увидеть на концертах Muse, Radiohead и Джорджа Майкла. Превосходно работали за четырьмя камерами операторы, позволяя из любой точки "Минск-Арены" в деталях разглядеть все, что происходит на сцене.




Исполнив "Straight To My Heart" (1987), Стинг поинтересовался у публики: "Как дела? Хорошо?", и запел "When We Dance" (1994), доведя публику до экстаза своим фальцетом на последних куплетах. До сих пор работа аранжировщиков была наиболее заметна на кодах – тогда Стинг отходил в тень и давал волю музыкантам оркестра. Но следующая композиция началась с умопомрачительной увертюры – сразу после слов Стинга, продолжавшего удивлять минчан знанием русского: "Это песня о холодной войне!". Знаменитая "Russians" (1984) стала узнаваемой только тогда, когда вступил вокал. Песня преобразилась благодаря аранжировщику Винсу Мендозе, она превратилась в пафосный, тревожный марш, который завершился грустным соло трубача.

Дав публике небольшую передышку на менее знакомой "I Hung My Head" (1996), Стинг исполнил любимую всеми лиричную "Shape Of My Heart" (1993). Зал завизжал, услышав первые же ноты, извлекаемые из нейлоновых струн гитаристом Домиником Миллером. И снова передышка – "Why Should I Cry For You" (1990). На "Whenever I Say Your Name" (2003) соло Стинга стало дуэтом: бэк-вокалистка вышла на авансцену и показала свой голос и превосходное джазовое исполнение во всей красе. Затем труппа порадовала зал очередным хитом "Fields Of Gold" (1993), зажгла рок-н-ролльной "Next To You" (1977) и ушла на антракт.

После перерыва Стинг вернул публику в атмосферу концерта, исполнив хит "A Thousand Years" (1999). И все равно чего-то не хватало. Зал снова заскучал под звуки "This Cowboy Song" (1994), и снова проснулся под "Tomorrow We’ll See", подпевая "Don’t judge me!" Надев шинель, Стинг снова заговорил по-русски: "Это песня о вампире!" - сыграл на терменвоксе и завыл волком в завершение прекрасной "Moon Over Bourbon Street" (1984). Еще одна "проходная" песня "The End Of The Game" (1999) была вытянута симфонической аранжировкой и отменной работой музыкантов. "You Will Be My Ain True Love" (2005) Стинг снова спел дуэтом с Джо Лаури и при минимальном музыкальном сопровождении. "All Would Envy" (1999) – хорошая песня – отчего-то показалась слишком длинной. Чего не хватило всеми любимой "Mad About You" (1990). Последней скучной песней концерта стала "King Of Pain" (1983).

"Every Breath You Take" (1983) Стинг исполнил так, словно не было этих 30 лет, и публика с удовольствием вернулась в атмосферу старого доброго The Police. На коде Стинг снова представил труппу, намекая на прощание. Зал поднялся, завизжал, затопотал, и оркестр заиграл первую композицию, заготовленную "на бис" - "Desert Rose" (1999), под которую аудитория, наконец, раскачалась и начала робко пританцовывать. Под "She’s Too Good For Me" (1993) заплясали музыканты оркестра с инструментами в руках, а партер окончательно превратился в танцпол. Под звуки "Fragile" (1987) зал "Минск-Арены" замелькал, как звездное небо, усыпанное разноцветными звездами-мобильниками. Казалось, верхняя точка эйфории достигнута, но настоящий катарсис случился, когда уже отпрощавшийся Стинг снова вернулся на сцену, спел а капелла "I Was Brought To My Senses" (1996), прокричал "Спасибо, Минск! До свиданья!" и отправил в зал прощальный воздушный поцелуй. 27 песен, большинство которых – стопроцентные хиты, в мастерском исполнении всемирно известных музыкантов – это максимум, который могла получить и получила минская публика.



Комментарии: (0)   Рейтинг: