i=1995
Фантастический жанр — излюбленное логово голливудских продюсеров. Почти несколько раз в месяц они выдают на–гора очередную фантастическую историю, как правило, окупающую свой бюджет, затраты на рекламу и приносящую неплохую миллионную прибыль. Для Америки фантастика — жанр исконный, почти такой же, как вестерн. Можно сказать, что он один из столпов и американского масскульта в целом и американского комикса в частности. А комикс американцы, кажется, впитывают с молоком матери. (Или это очередной штамп в восприятии американской культуры, давшей миру, кроме «Человека–паука», все–таки еще и Стейнбека с Фолкнером?)


У советского зрителя и читателя любовь к фантастике имела несколько иную природу. Советская фантастика просвещала, несла в себе неизбежную вакцину научно–популярного жанра, гуманистический и идеологический заряд, задавая неудобные вопросы: понимают ли дельфины язык людей («Люди и дельфины»), «можно ли стричь бороду «снежному человеку» («Человек ниоткуда»), приживется ли в среде либеральной технократической интеллигенции среднестатистическая инопланетянка («Через тернии к звездам»). Наш джентльменский набор в жанре фантастики был предельно конкретен и любим: голова профессора Доуэля, гиперболоид инженера Гарина, непоседа Алиса Селезнева и т.д. Писатели Александр Беляев, Алексей Толстой, Кир Булычев, кажется, полностью удовлетворяли нашу потребность в фантастическом жанре. На все оставшиеся вопросы с дотошностью опытного аптекаря отвечала программа Сергея Капицы «Очевидное — невероятное». И весь этот пласт, безусловно, вселял уверенность, что и с дельфинами, и с инопланетянами, и уж тем более со снежным человеком, в конце концов, можно договориться.


Экранизация «Ночного дозора», сработанная четко по голливудским стандартам, окончательно ознаменовала: прежней фантастики уже не будет. В постсоветском варианте отныне будет синтез американской зрелищности и бытовой советской комедии с узнаваемыми типажами.


Фантастическая премьера этой недели — «Геймер», кажется, тоже в первую очередь понравится любителям компьютерных игр, но никак не киноманам. Действие фильма происходит в недалеком утопическом будущем. Высочайшее развитие нанотехнологий позволяет герою фильма компьютерному гению Кену Кастлу соединить видеоигру с реалити–шоу. Смоделировать функциональную мультиплейерную игру, которая становится средой обитания местных преступников. Один из узников камеры смерти Джон Тиллман схвачен и отправлен на пожизненный срок за преступление, которого он не совершал. Теперь он должен принять участие в Игре, чтобы получить оправдание. Такой вот современный «Граф Монте–Кристо» с динамичной операторской работой и ворохом спецэффектов. И как всегда в случае с современной американской фантастикой — зрелище на любителя.



Комментарии: (0)   Рейтинг:
Пока комментариев нет