i=281
1389 - 1390 - 1391 - 1392 - 1393 - 1394 - 1395 - 1396 - 1397 - 1398 - 1399 - 1400 - 1401 - 1402 - 1403 - 1404 - 1405 - 1406 - 1407 - 1408 - 1409 - 1410 - 1411 - 1412 - 1413 - 1414 - 1415 - 1416 - 1417 - 1418 - 1419 - 1420 - 1421 - 1422 - 1423 - 1424 - 1425 - 1426 - 1427 - 1428 - 1429 - 1430 - 1431 - 1432 - 1433 - 1434 - 1435 - 1436 - 1437 - 1438 - 1439 - 1440 - 1441 - 1442 - 1443 - 1444 - 1445 - 1446 - 1447 - 1448 - 1449 - 1450 - 1451 - 1452 - 1453 - 1454 - 1455 - 1456 - 1457 - 1458 - 1459 - 1460 - 1461 - 1462 - 1463 - 1464 - 1465 - 1466 - 1467 - 1468 - 1469 - 1470 - 1471 - 1472 - 1473 - 1474 - 1475 - 1476 - 1477 - 1478 - 1479 - 1480 - 1481 - 1482 - 1483 - 1484 - 1485 - 1486 - 1487 - 1488 - 1489 - 1490 - 1491 - 1492 - 1493 - 1494 - 1495 - 1496 - 1497 - 1498 - 1499 - 1500 - 1501 - 1502 - 1503 - 1504 - 1505 - 1506 - 1507 - 1508 - 1509 - 1510 - 1511 - 1512 - 1513 - 1514 - 1515 - 1516 - 1517 - 1518 - 1519 - 1520 - 1521 - 1522 - 1523 - 1524 - 1525 - 1526 - 1527 - 1528 - 1529 - 1530 - 1531 - 1532 - 1533 - 1534 - 1535 - 1536 - 1537 - 1538
В этом году «Узвышаўскiя чытаннi» были посвящены троим литераторам — столетним юбилярам: Лукашу Калюге, Сергею Дорожному и Максиму Лужанину... Литературные погоды

Когда я слышу очередное пренебрежительное слово в адрес белорусской поэзии — ну ты ведь и сама понимаешь, мол, никакого сравнения с русской, испанской, французской и т.д., — иногда достаточно процитировать нашу поэзию, чтобы убедить в ее «сравниваемости». А иногда просто становится обидно: да после всего, что эта поэзия пережила, ее еще и не ценят... Не так давно довелось принять участие в «Узвышаўскiх чытаннях» — эта конференция проводится в архиве–музее литературы и искусства и говорят на ней о тех, кто входил в 30–х годах прошлого века в легендарное литературное объединение «Узвышша». Это молодые белорусские литераторы, которых не устраивала «опрощенческая», пафосная революционная поэзия. Почти все они были уничтожены.


В этом году «Узвышаўскiя чытаннi» были посвящены троим литераторам — столетним юбилярам: Лукашу Калюге, Сергею Дорожному и Максиму Лужанину. Первый из них прожил 28 лет, второй — 30 с небольшим, третий — больше 90... Первый — был расстрелян, второй — погиб на каторге, третий, уцелев после небольшого лагерного срока, прошел войну, стал секретарем Якуба Коласа...


Что поделать — нам только кажется, что мы можем планировать свою судьбу... Когда читаешь стихотворения поэтов, написанные ими в молодости, то натыкаешься у одних на мечты о дальних странствиях и великих будущих свершениях, у других — на мрачные предсказания собственной скорой смерти... А сверишься с биографиями — убеждаешься, что депрессия не мешает благополучно дожить до глубоких седин, а тот, кто предвидел долгий и полный свершений путь, был безжалостно уничтожен еще до возраста первых морщин...


Иногда мне кажется, что поэты всех стран мира говорят на одном языке, узнавая друг друга в толпе... В очередной раз это почувствовалось во время недавних Дней культуры Швеции в Беларуси. Они прошли уже в восьмой раз, и, по крайней мере, для меня, человека книжного, главное их событие — выступления шведских и белорусских литераторов. На этот раз Швецию представляли литераторы очень разные и по–настоящему популярные: Микаэль Ниеми, Петер Фроберг Идлинг, Улине Стиг, Аника Нурлин, а также Дмитрий Плакс — поэт шведско–белорусский. Роман Микаэля Ниеми можно найти в переводе на русский язык — называется «Популярная музыка из Виттулы». В Швеции эту книгу купили 670 тысяч читателей, родная деревня автора Паяле, послужившая прообразом описываемого в книге поселка в северной глубинке, с особым жизненным укладом и неподражаемым юмором сельчан, стала местом паломничества. Петер Фроберг Идлинг провел много времени в Камбодже... На встречах он зачитывал отрывки из своего романа о камбоджийском лагере смерти... В рассказах Улине Стиг — жизнь нашего современника, закомплексованного горожанина, и... любовь. Которая выживает даже тогда, когда, казалось бы, ей выжить невозможно. А вот Аника Нурлин свои стихи... поет. И это именно стихи, а не тексты для попсовых песен. Книга же Дмитрия Плакса называется «Тридцать текстов» и содержит медитативно–визуальную лирику, которая здорово звучала в сопровождении психоделических барабанов. С нашей стороны литсостав тоже был достаточно пестрым, во всяком случае, в отношении поколений: классический Анатоль Вертинский, философский Алесь Рязанов, постмодернистский и интеллектуальный Андрей Хаданович, экспрессивно–лирическая Валерия Кустова, ну и автор этих строк, романтик по жизни и творчеству со всеми вытекающими последствиями. Белорусско–шведские выступления можно было услышать и на сцене Белорусской академии искусств, и в барановичской библиотеке, и на сценах Пинска, где традиционно происходят белорусско–шведские чтения. Кстати, интересно, что многие белорусские тексты перевела на шведский язык госпожа Вероника Эриксон, жена шведского посла в Беларуси, и артистически их со сцены исполняла.


В программе были, разумеется, мероприятия для демонстрации местных талантов, например, Кубок юношеской поэзии, победитель которого награждается поездкой в Швецию. После прослушивания 40 участников сложилось устойчивое впечатление, что любимая тема юных поэтов Пинщины — военная. Впрочем, нет, о любви они тоже, к счастью, пишут... И не только о любви к родине. А иногда даже пытаются искать необычные образы, чтобы высказать себя.


Лето обычно приносит культурное затишье. Только что–то волны нашего литературного моря взволновались... Тут и «девичий слэм», и презентации новых книг, и скандальный проект «Канец словаў» — календарь, украшенный фотографиями обнаженных белорусских литераторов. Нет–нет, не совсем уж обнаженных... И только мужчин. Организаторы проекта хотят таким образом разбить стереотип о том, что белорусская литература — отстало–традиционная, консервативная, зашоренная... Можете представить, какие страсти вокруг календаря — кто анафемствует, кто улыбается... Кто утверждает, что участие в такой провокации — не более чем желание дешевой популярности, кто доказывает, что хватит считать литераторов «священными коровами», а «пощечина общественному вкусу» — это во все века любимая «фишка» людей искусства... Среди участников проекта — Лявон Вольский, Виктор Шалкевич, Андрей Хаданович... Хотя, по-моему, писателю вообще–то должно хватать душевного стриптиза в рамках своих текстов...


Но на пляж с календарем не пойдешь... А сейчас наступает пора пляжного чтения — или чтива, как на чей вкус. Надеюсь, что в руках отдыхающих окажется и белорусская книга. Или шведская. Но только обязательно по разряду чтения, а не чтива.



Комментарии: (0)   Рейтинг: