i=301
4389 - 4390 - 4391 - 4392 - 4393 - 4394 - 4395 - 4396 - 4397 - 4398 - 4399 - 4400 - 4401 - 4402 - 4403 - 4404 - 4405 - 4406 - 4407 - 4408 - 4409 - 4410 - 4411 - 4412 - 4413 - 4414 - 4415 - 4416 - 4417 - 4418 - 4419 - 4420 - 4421 - 4422 - 4423 - 4424 - 4425 - 4426 - 4427 - 4428 - 4429 - 4430 - 4431 - 4432 - 4433 - 4434 - 4435 - 4436 - 4437 - 4438 - 4439 - 4440 - 4441 - 4442 - 4443 - 4444 - 4445 - 4446 - 4447 - 4448 - 4449 - 4450 - 4451 - 4452 - 4453 - 4454 - 4455 - 4456 - 4457 - 4458 - 4459 - 4460 - 4461 - 4462 - 4463 - 4464 - 4465 - 4466 - 4467 - 4468 - 4469 - 4470 - 4471 - 4472 - 4473 - 4474 - 4475 - 4476 - 4477 - 4478 - 4479 - 4480 - 4481 - 4482 - 4483 - 4484 - 4485 - 4486 - 4487 - 4488 - 4489 - 4490 - 4491 - 4492 - 4493 - 4494 - 4495 - 4496 - 4497 - 4498 - 4499 - 4500 - 4501 - 4502 - 4503 - 4504 - 4505 - 4506 - 4507 - 4508 - 4509 - 4510 - 4511 - 4512 - 4513 - 4514 - 4515 - 4516 - 4517 - 4518 - 4519 - 4520 - 4521 - 4522 - 4523 - 4524 - 4525 - 4526 - 4527 - 4528 - 4529 - 4530 - 4531 - 4532 - 4533 - 4534 - 4535 - 4536 - 4537 - 4538
Гид по московскому кинофестивалю


Мне есть с чем сравнить: первый раз пьянящего воздуха Международного Московского кинофестиваля я хлебнула в глубоком детстве, в далекие 70–е прошлого столетия. Проездом через российскую столицу коротали вечер между поездом и пароходом по Волге с Речного вокзала в лучших традициях провинциалов — гуляли по Красной площади. А там навстречу нам и толпе взволнованных киноманов шли гости ММКФ с приема в Кремле: восторженное узнавание звезд, безотказность в автографах. Мне, маленькой кудрявой девочке, даже перепал значок — «Гость ММКФ». Он для меня куда более ценен, чем нынешний бейдж–аккредитация на московский кинофорум. Работать на юбилейном ММКФ изъявили желание почти две тысячи журналистов, отчего даже на самых проходных киномероприятиях не бывает пусто.


Праздника net


«Прожив» фестивальными буднями больше половины времени, отпущенного на ММКФ, смею заметить, что в этом году московский международный праздником не стал. Часть российской киноэлиты его проигнорировала, высказав тем самым свое негативное отношение к выборам–перевыборам Никиты Михалкова на пост председателя Российского союза кинематографистов, на продолжающиеся судебные заседания по этому поводу, на изгнание Марлена Хуциева из ученого совета ВГИК и михалковские гонения на редакцию журнала «Искусство кино». Некоторых кинематографистов Никита Сергеевич не позвал сам, вот и стали главными героями праздника какие–то сомнительные персонажи светских тусовок. Умилил пресс–релиз, присланный вежливыми девочками из оргкомитета ММКФ, с перечислением брэндов нарядов, в которых по ковровой дорожке прошлись заслуженные деятели масс–культуры: «Олеся Судзиловская — платье Sergey Efremov, Эвелина Бледанс — платье Sabina Gorelik, Светлана Ходченкова — платье Missoni, Coach, туфли Giuseppe Zanotti»...


Очень нужно любить российские телесериалы и не вдаваться в подробности мирового кинопроцесса, чтобы считать этот далеко не каннский проход гостей фестиваля от памятника Пушкину к кинотеатру «Пушкинский» событием с большой буквы!


Кино не для всех


Ковровые дорожки и вечеринки имени глянцевых журналов — это, конечно, хорошо. Но для кинофестиваля класса «А» светские утехи — только гарнир. Без «горячего»: премьер, достойных кинопоказов, ретроспектив и т.д. — ММКФ ничто. Основное блюдо нынешнего конкурса было, что называется, несколько остывшим: заявленные как премьеры, некоторые фильмы уже были показаны в Каннах и Сочи, что заметно снижало градус интереса к «Чуду» г–на Прошкина, шахназаровской «Палате № 6»...


ММКФ все сложнее соответствовать заявленному статусу, конкурируя не только с Каннами, Берлином и Венецией, но и большим количеством российских киносмотров, назвать которые «провинциальными» не поворачивается язык. Просто где–нибудь в Сочи или Анапе между экраном и зрителями одно только киноискусство, а в Москве — это еще и аляповатая купеческая удаль светских вечеринок, неуместная на фоне общего «просевшего» уровня благосостояния. Гламурный «блеск» резко контрастировал с содержанием многих кинофильмов фестиваля, выдержанных в черно–белом настроении.


После «Мелодии для шарманки» Киры Муратовой катарсиса не наступило — только приступ мизантропии. История сводных брата и сестры, которые после смерти матери пытаются разыскать своих отцов, похожа на упавший оголенный электропровод. А ведь режиссер не сделала открытия, что до чужих детей сегодня зачастую никому нет дела, — в российской глубинке таких сюжетов снимать не переснимать...


Западные киноновинки, привезенные в качестве «заманухи», тоже не сработали. Ларс фон Триер своим «Антихристом» шокировал недавно Канны; в Москве, судя по всему, публика валила не на Триера, а на обещанный визуальный шок. Отдохнем, не загружая мозг, только на закрытии фестиваля. Продюсеры «Джонни Д.» с г–ном Деппом в главной роли сделали комплимент ММКФ — московская премьера опередит мировую на неделю.


...Для меня впервые не важно, работа какого режиссера будет отмечена «Золотым Георгием». Отсутствие остроты конкурсного показа компенсировало удовольствие от более камерных забав — внеконкурсных показов. Лучшие среди них, пожалуй, это ретроспективы грузинского и польского кино, соц–арта, с любовью отобранные Кареном Шахназаровым, Кириллом Разлоговым и другими знающими людьми для истинных ценителей искусства. Жаль только, что отсмотреть все из 22 показов нереально ни для кого, даже если ходить в кино, как на работу.



Комментарии: (0)   Рейтинг: