i=1654
С каждым своим новым фильмом испанский режиссер Педро Альмодовар снимает все грустнее и грустнее. Не осталось и следа от былого баловника и сибарита, певца порока и наслаждений, художника тонкой душевной организации, воспевающего красоту человеческих чувств, плутающих по томным вечерним улочкам Мадрида. Названия его ранних фильмов звучат как карта коктейлей: «Лабиринт страстей», «Закон желания», «Нескромное обаяние порока», «Цветок моей тайны», «Живая плоть». Поздние — навевают грустные думы о бренности бытия: «Все о моей матери», «Поговори с ней», «Возвращение».


В этих картинах мастера нет прежних трансвеститов, фриков, нимфоманок — неизменных героев его историй. Теперь его главная тема — история нежданно закончившегося карнавала жизни, прервавшейся шумной ярмарки с медовыми пряниками да воздушными шарами. «Я требую продолжения банкета!» — мог бы повторить Альмодовар вслед за Иваном Васильевичем Буншей, но цирк сгорел, ярмарка закрылась, клоуны разбежались.


Колумнистка Татьяна Сулимова, изучая эволюцию режиссера, как–то справедливо заметила: «Сегодня и Педро уж не тот. Вставляешь в DVD диск с надписью «Классика кино» — и нет уже того шкодливого любопытства, как тогда, когда мы смотрели нелегальное видео плохого качества. Чем еще удивлять после того, как все штаны спущены? Теперь Педро разве что назад к Чехову и Станиславскому нужно апеллировать. Вместо грязной постели — живописная природа, вместо голой натуры — скромное обаяние красотки вроде Пенелопы Крус».


Новый фильм режиссера «Разомкнутые объятия» — уже четвертая совместная работа с актрисой, обладательницей премии «Оскар» за роль в фильме «Вики. Кристина. Барселона». Сюжет Альмодовара опять похож на мелодраматический сериал. Фильм повествует о трагической истории популярного сценариста и режиссера, и здесь снова прослеживаются автобиографические мотивы. Находясь на пике славы, герой попадает в автомобильную аварию и слепнет. Оправиться от этой трагедии у него получается только через 14 лет, но и тогда призраки прошлого продолжают его терзать.


Перед нами никуда не спешащий, нарочито медлительный Альмодовар, от былой экстравагантности не осталось и следа, камера неторопливо и равнодушно фиксирует насыщенные цвета, моральные катаклизмы героев, шум моря, возрастающее психологическое напряжение, а Пенелопа Крус, кажется, присматривается еще к одному «Оскару». Фильм получился глубоко личным, словно претендующим на некое подведение итогов. Правда, иногда старина Педро забывает — у каждого они свои.



Комментарии: (0)   Рейтинг:
Средняя оценка участников (от 1 до 10) : Пока не оценено   
Проголосовавших: 0