i=2013
Певец Алексей Хлестов, бодрый и подтянутый после утреннего фитнеса, пришел в редакцию в одиннадцать утра, излучая энергию и оптимизм. Кто сказал, что лето — это мертвый сезон для артиста? Хлестов уверен: в любую пору года ни выходных дней, ни проходных концертов у настоящего профессионала быть не может. Кажется, вполне искренне и откровенно Леша рассказал, почем нынче фунт лиха в белорусском шоу–бизнесе, как ему удается не первый год оставаться одним из самых востребованных артистов и какие эсэмэс ему присылают продавцы бутиков.


— Алексей, чем закончилось ваше сотрудничество с Иосифом Пригожиным?


— Мы расстались по обоюдному согласию. Пересмотрев свои продюсерские позиции, он пришел к такому решению. И я его как артист понимаю. Если бы у меня супруга пела, конечно, приоритет был бы отдан ей. Как говорится, без обид. Так уж вышло, и ничего с этим не поделаешь. Это бизнес, а в бизнесе все достаточно жестко.


— Его нынешние траты на европейский прорыв Валерии оправданны?


— Абсолютно. Потому что каждый артист должен расти. Если есть такая цель — покорить лондонские чарты, — почему бы и нет? Если у состоявшегося артиста есть достаточный объем денежных средств, можно добиться ощутимых высот. Ведь шоу–бизнес — это большая машина по зарабатыванию денег. Но в последнее время на нашей сцене появилось много артистов, большая часть которых не имеет собственного лица и вкуса. Я бы назвал их «временными пассажирами», которые думают, что быть артистом — это очень легко. Казалось бы, записал несколько песен, отнес на радиостанции, которые сейчас принимают более–менее приличный вокальный материал, и жди, что с неба куски золота начнут падать. Но это большая работа, начиная с имиджа, образа — что я как артист должен нести, какую информацию — и заканчивая репертуаром.


— Для многих ваш взлет связан с именем композитора Максима Алейникова. Сейчас вы не сотрудничаете?


— Месяца 4 назад мы встречались и обсуждали некие будущие совместные работы. У нас сохранились довольно хорошие рабочие отношения. Я — человек совершенно мирный. Песни Макса, написанные в 2003 году, продолжают жить. Я в четверг приехал с концерта в городе Круглое Могилевской области. Полный зал, великолепная публика. Для меня это счастье — ездить с гастролями по своей стране и видеть, что люди после моего выступления счастливы. Нет ничего лучше.


— Насколько у вас сейчас напряженный график?


— Благодаря профессиональной административной группе и моему директору, слава Богу, достаточно плотный, учитывая, что лето традиционно считается для артистов мертвым сезоном. В августе запланировано 12 — 15 концертов, в июле было 7 — 8. Эта неделя вот вся занята, потому что я отсутствовал 12 дней в стране, будучи на съемках телевизионного проекта, и, приехав сюда, график уплотнился до такой степени, что только успеваю перевести дух.


— Алексей, профессия артиста сегодня тянет за собой какой–то ворох дополнительных занятий: артист должен хорошо готовить, ездить на лыжах...


— Да, с каждым годом мы приобретаем какие–то новые побочные профессии. Когда я участвовал в реалити–шоу «Великолепная семерка», скакал на лошадях. Получил два надрыва паховых связок. Серьезная травма.


— А до шоу вы ездили верхом?


— Ни разу. Но я выиграл, взял первое место. А в финале «Великолепной семерки» мы ползали по отвесным стенкам и летали на вертолетах... Проект «Битва городов» вообще был сопряжен с серьезным риском. Сложно переступить психологический барьер, выходя на арену с быком.


— А отказаться нельзя?


— К сожалению или к счастью, нет. Людям интересно увидеть публичных личностей в каких–то необычных, экстремальных ситуациях, в тех же спортивных шоу: сможет — не сможет, как физически подготовлен, следит за собой или нет? Это в первую очередь испытание самого себя как личности, как мужчины. Входя в клетку с быком, понимаешь, что ты — мужик. Да я и сам по себе — спортсмен, боец. Мне надо обязательно выигрывать, участвовать, побеждать. Точно так же и в шоу–бизнесе — ты должен быть только первым. Второго места никто не простит. Реалити–шоу — это составляющая успеха. Они подогревают интерес к артисту. Даже мой четырехлетний сын уже привык к съемкам. Знает, что такое камера, фотоаппарат.


— Совсем не капризничает?


— Бывает. Минут 15 адаптируется, потом — втягивается. Как–то у нас были новогодние съемки, мы провели под софитами часа 4. Естественно, всем детям было жарко. Любой ребенок закапризничает.


— А насколько далеко вы можете впустить журналистов в свою личную жизнь?


— Ну у меня иногда такое впечатление, что скоро с камерой будут заглядывать в душу и просматривать, как у артистов работают внутренние органы — печень, легкие, сердце... Почему бы нет? На спортивные тренировки со мной журналисты уже ездят, следят за тем, как я ем, заглядывают за кулисы.


— Но это же несет в себе и плюсы: без труда можете собрать зал в городе Круглое?


— Я не ограничиваюсь городом Круглое. Это только один из концертов. Я трижды собирал аншлаги во Дворце Республики.


— Говорят, белорусская публика тяжело раскачивается?


— Все зависит от артиста, насколько ты правильно настроишь зал. Бывает, поначалу первые две–три песни идут достаточно тяжело, не знаю почему, но потом публика становится одним целым. Все зависит от настроения большинства людей. Просто нужно понимать, если зрители пришли на твой концерт, значит, они уже по отношению к тебе настроены положительно. Мне приятны проявления зрительской любви. Например, когда мне бутики присылают эсэмэс: «Алексей, к нам пришли небольшие размеры новых рубашек и джинсов, приходите». Или вот недавно я стал мужским лицом одного из минских салонов красоты. Тоже неплохо.


— А с хамским отношением совсем не сталкивались?


— Последние два года уже нет.


— А поначалу?


— Однажды пел на достаточно дорогой свадьбе. Заплатили приличные деньги: гонорар превышал обычную сумму в четыре раза. Было заявлено, что нужно отработать порядка 30 минут. Но после каждой песни ко мне подходила какая–то пьяная личность, обнимала, пыталась потанцевать, что–то горячо объяснить... В конце концов на шестой песне я попросил: «Либо вы нормально организуете мое выступление, либо я заканчиваю». Я уверен, даже заплатив деньги, люди не должны позволять себе такого. Артист есть артист, и работа есть работа. Вы же не приходите к строителю, который строит вам дом, и не объясняете ему, что он не так кладет кирпич?


— Ваш брат Андрей продолжает заниматься музыкой?


— Конечно. Выступает на концертах, очень часто гастролирует. Думаю, что если сейчас ему позвонить — он будет в дороге. Андрей завоевал старшее поколение слушателей. Мне часто на концертах присылают записки: «Спасибо за концерт и передайте привет вашему брату». Приятно, что каждый из нас нашел свою аудиторию. В своей работе мы не конкурируем, а помогаем друг другу, хотя взгляды на музыку у нас разные.


— Алексей, а какие настроения сейчас у ваших коллег?


— По поводу?


— Перспектив.


— У каждого своя перспектива. Многие «временные пассажиры» плачут: «Перспектив не видно, песни не крутят на радио». Но если настроение команды и твое настроение нацелены на победу и серьезную работу, результат будет. Я — трудоголик и без своей профессии жить не могу. В этом году мы переехали в свою собственную квартиру. Для моей семьи это приятное и значимое событие. Очередное достижение. Пусть и материальное, но все равно приятно! Пока коллеги дерутся и обсуждают меня за моей спиной, я уже убежал и опять впереди всей цепочки. Они очнутся недели через две, а я уже далеко. Собаки лают — караван идет. Все делаю только по этому принципу.



Комментарии: (0)   Рейтинг:
Пока комментариев нет