i=2433
These New Puritans Beat the Pyramid («Сломать пирамиду») (16 треков)


Жаль, что нас так и не посетил Элис Купер — особенно в контексте моей предыдущей статьи о Мерилине Менсоне. Хотелось бы верить, что мэтр шок–рока все–таки доедет до нас осенью, как обещают организаторы его концерта в Минске.


Однако сегодня речь пойдет о совсем другой музыке. И о совершенно других музыкантах.


Я предвижу закономерный скепсис читателя, который деликатно напомнит мне, что Beat the Pyramid — вообще–то альбом прошлого года и, возможно, о нем уже не стоит писать. Но я возражу, что со стоящей музыкой знакомить читателя никогда не поздно, что хорошей музыки вокруг совсем мало и что я сам страшно раздосадован, что услышал TNPS лишь год спустя.


Потому что это отличный альбом. Вот имена этих фантастических ребят: Джек Барнетт (автор текстов, инструменталист и вокалист), его брат–близнец Джордж Барнетт (ударные), Томас Хейн (бас–гитара, сэмплы) и Софи Джонсон (клавиши). Как это временами бывает, музыкантов заметили после того, как они оформили показ коллекции «от Диор», вскоре после чего и вышла их дебютная пластинка. Пресса стала говорить о TNPS как о лучшей новой группе Великобритании.


Ну и что? Не слишком ли многих заносили в эту категорию? И вообще, не кажется ли иногда, что молодой британский рок представляет собой группы эпигонствующих молодых людей? Да, они могут хорошо играть — все поражаются исполнительскому мастерству тех же Muse, показывающих совершенно предсказуемую музыку просто очень громко и мощно. Или звуку совершенно стерильного, невозможно тоскливого в своей ожидаемости Coldplay...


Долгое время основным источником вдохновения неформальных британских групп являлся пост–панк, в частности, овеянный легендами Joy Division. Музыка группы TNPS является настолько цельной и внятной по мысли, что становится очевидным: пост–панк для них — просто наиболее удобный способ самовыражения.


Первая композиция Numbers («Числа») начинается с циничной арабской гитары и, казалось бы, примитивного в текстовом отношении рэпа, вдруг окунающегося в уместную прохладу припева. Следующая Сolours («Цвета») поражает гитарной яростью и бешенством барабанов и на этом фоне необычно ленивым речитативом. Swords of Truth, полная ритмических ловушек, с текстами, вновь пропитанными нумерологией, так же энергична, только время от времени расслаивается в многоголосие. Чтобы потом перед самым финишем создать восхитительную модуляцию — и остановиться. Doppelganger начинается инструментальным проигрышем, в котором никто даже и не пытается петь, чтобы подчеркнуть самодостаточность и сокровенность музыки. Следующая композиция с остроумными, удивительно отработанными точками сделана кристально точно. Затем мы вкрадчиво вплываем в фактурно–разнообразную En Papier («На бумаге»). Дальше следует энергичная и зловещая Infinity («Бесконечность»). Потом же надо только слушать — писать бесполезно. Вообще, то, что я услышал, — это прекрасный, гармоничный абсурд. Который именно тем и хорош, что не подпадает ни под какие критические либо музыковедческие определения — каждая песня представляет собой извивающийся, в каждом миллиметре, в самой сути своей живой, организм, который неизвестно куда тебя приведет. Непонятно откуда появляющиеся синтезаторы, срывающийся барабанный ритм, непонятно как, но чрезвычайно уместно вступающая гитара — все это, к счастью, логически необъяснимо.


Просто сидишь, слушаешь музыку и, хватаясь
за голову, думаешь: «Боже мой, люди беспокоятся о таких дурацких вещах, как музыка, собственный стиль, избирательность в выборе музыкальных средств, создание собственного языка, наконец».


Вообще, знаете, что происходит, когда слышишь настоящую музыку? В первую очередь куда–то испаряются понятия «нравится — не нравится».


И самое важное — не хочется даже быть счастливым, потому что есть вещи намного важнее... Например, стать самим собой...

Комментарии: (0)  2 Рейтинг:
Пока комментариев нет