i=1678
Что ни говорите, а летнее падение интереса публики к искусству, которым музеи и галереи объясняют традиционное сокращение выставочных проектов в отпускной период, не более чем миф. В первые же дни выставка «Спасенные культурные ценности» из коллекции Смоленского государственного музея–заповедника привлекла в Национальный музей истории и культуры не одну сотню посетителей, хотя одновременно в Минске прошло сразу несколько вернисажей, посвященных 65–летию освобождения Беларуси.


Памятной дате посвящена и эта выставка, главными экспонатами которой стали 4 слуцких пояса, вывезенных вместе с другими ценностями Смоленского областного краеведческого музея из разбомбленного города последним эшелоном, уходившим на восток. Сотрудникам музея удалось спасти свои самые драгоценные раритеты, в том числе старинные портреты гетмана Великого княжества Литовского Яна Сапеги и еще одного государственного деятеля ВКЛ, кавалера Мальтийского ордена Казимира Паца. Теперь мы можем свободно заглянуть в глаза этих надменных рыцарей, попытаться разгадать их мысли сквозь паутину трещинок, сотканную временем на живописном полотне. А заодно поразиться не померкнувшему за 200 лет блеску золотых нитей в изысканном узоре слуцких поясов, любуясь россыпью родных васильков, прославленных поэтом...


— Бесспорно, эти пояса — особая ценность для Беларуси, и, думаю, ваша страна вправе рассчитывать на то, чтобы российские музеи как можно чаще делились ими с белорусами, — считает директор Смоленского музея–заповедника Надежда Волосенкова. — Именно со слуцких поясов мы начали готовить свой подарок белорусскому народу, отдавшему для победы буквально все... Включили в экспозицию и старинный чепрак, изготовленный в Польше, возможно, даже для кого–то из белорусских магнатов. И только здесь узнали, что в Беларуси, оказывается, не сохранилось ни одного чепрака...


Эвакуировать из Минска под бомбежкой уникальную коллекцию искусства, собранную в Минской картинной галерее, не удалось даже нашей Елене Аладовой. Простить себе этого она не могла всю свою жизнь, ведь там были и слуцкие пояса, и немало других бесценных предметов, вывезенных из национализированного замка Радзивиллов в Несвиже. После войны Елена Васильевна практически с нуля воссоздала в Минске галерею, которую еще при ее жизни стали называть малой «Третьяковкой». Теперь это — Национальный художественный музей. Но ни один из довоенных экспонатов так и не нашелся...


Спасти всю свою коллекцию тогда не смогли и смоленские музейщики. Для эвакуации раритетов в июне 1941–го они раздобыли всего лишь один вагон. Почти две трети довоенных фондов сгинуло бесследно.


— Во время грабежа наших музеев немцы старались уничтожить всю учетную документацию, чтобы после никто не мог предъявить прав на украденное, — рассказывает Волосенкова. — Однако большую часть своей документации мои коллеги все же спасли. Небольшая часть произведений искусства, оставшихся в Смоленске, была найдена в Польше в 1943–м, тогда же мы их себе и вернули. Первая экспозиция была открыта уже в сентябре 1944–го, к годовщине освобождения Смоленска. Но больше ничего из почти 40 тысяч утраченных экспонатов не обнаружилось до сих пор...


Насколько богаче могла быть эта экспозиция, если бы не война!


* * *


Сегодня спасенными ценностями чаще называют раритеты, задержанные на таможне. Ежегодно наши таможенники изымают у контрабандистов тысячи антикварных предметов. Вне всяких сомнений, многое когда–то украшало залы наших довоенных музеев и достойно самого почетного места в лучших современных экспозициях. Но в последние годы ценности остаются там, где были задержаны: Брестская таможня пополняет фонды брестских музеев, Гомельская — гомельских... К большой досаде минских музейщиков.


Кстати


— Теперь к нам попадают лишь ценности, конфискованные в доход государства по уголовным делам, — откровенничает директор Национального музея истории и культуры Сергей Вечер. — Например, недавно таким образом мы стали обладателями уникальнейшей коллекции из 4 тысяч старинных монет. Колоссальное собрание: начиная от копеек времен Ивана Грозного и монет короля Сигизмунда III до денег практически всех стран, которые вы только сможете себе вообразить... В начале следующего года на Фрунзе, 19 мы планируем открыть нумизматический кабинет — там их и можно будет увидеть. Вместе с другими раритетами из нашей коллекции: древнегреческими тетрадрахмами, арабскими дирхемами, византийскими денариями...

Комментарии: (0)  2 Рейтинг:
Средняя оценка участников (от 1 до 10) : Пока не оценено   
Проголосовавших: 0